Карикатуры, недавно наметился небольшой сдвиг в сторону


журнал карикатуры читать смотреть фото

Смайт представляет ряд карикатуристов, которые утверждают новое направление в этом виде искусства.

Они появляются в сотнях газет и журналов, и часто, должно быть, изображаемые ими картины английской жизни вызывают недоумение у читателей. Весьма возможно, что они вызвали бы недоумение и у самих читателей, если бы они задумались над тем, почему они смеются.

Например, придуманный Реджем Смайтом персонаж Энди Кэш (в газете «Дейли Миррор»), который, вероятно, более всего известен как в Англии, так и за рубежом, — это ужасное существо, которое бьет свою жену Фло и тратит все свое свободное время (а также и деньги) на пиво, скачки, состязания собак, футбол и, поскольку он выходец с Севера, на своих бесценных юлу бей. Главные заботы его жизни — лошади, которые останавливаются на середине дистанции, тупые домовладельцы, постоянно требующие арендную плату, и друзья, которые попадают в опасное положение людей, собирающихся жениться. Самоуверенный, непривлекательный человечек, который никогда — даже за завтраком — не расстается со своей кепкой, натянутой на самый нос, и с сигаретой, зажатой во рту, и от которого никогда не услышишь доброго или хотя бы даже терпимого слова.

Фло — вечно страдающая рабыня, поглощенная бесконечной борьбой с семейным бюджетом и тем, как бы уложить Энди в постель, когда он приходит домой пьяным. Главное удовольствие для нее самой, по всей видимости, — посплетничать подольше с соседкой у забора, хотя бывает, что она изредка сопровождает мужа в местный паб, где ей неизбежно приходится платить и за него и за себя. В еще более редких случаях ей удается отомстить ему остротой, столь же грубоватой, как и его высказывания. Когда они с подругой стоят в битком набитом автобусе, в то время как Энди продолжает сидеть, Фло замечает: «Между нами говоря, вот почему, мне кажется, он носит так свою кепку — ему неприятно видеть, что женщине нет места».

Для тех, кто не знаком с жизнью рабочего класса нашего севера в полной мере, и с тем, как ее обычно изображают в карикатурах, такая картина не может не показаться ужасной. Ее искупает только сила житейского юмора.

Несмотря на разницу в точках зрения, общее и у Смайта, и у Ланкастера, как, впрочем, и у большинства популярных художников-карикатуристов, это — в снисходительном отношении к тем, кого они изображают. Высмеивая и внешне критикуя их, они наслаждаются их слабостями и недостатками. Поистине, их популярность возможно отражает снисходительность среднего англичанина к собственным маленьким слабостям — даже если на карикатурах эти слабости преувеличены до гротеска. Они, вероятно, соответствуют своего рода томлению и сожалению по той жизни, которая ушла в прошлое, и хотя их сюжеты связаны с тем, что происходит в современной английской жизни, они дают картину, которая всегда на несколько лет отстает от нашего времени. Сугубо плебейские привычки Энди Кэппа являются таким же преувеличением, как и вежливые беседы на коктейлях у леди Моди.

Гораздо ближе к современности нескончаемые саги о «типичных» семьях — Ларк (в «Дейли Миррор») или Гэмбол (в «Дейли Экспресс»). Эти карикатуры менее гротескны и их воздействие соответственно не столь забавно или живописно. Постоянно повторяющиеся темы сводятся у жены — к очередному происшествию с семейной автомашиной, у мужа к тому, что он опять бросает курить и соответственно брюзжит несколько дней, или к посещению родителей жены. Время от времени семья слушает радио ( подробнее на http://radio.uglion.ru/ ), балует себя выходом в кино с последующим обедом в шикарном ресторане, где официанты высокомерны, а счет раздражающе большой; но более часто, развлечение — утренняя игра в гольф для мужчин, в то время как женщины судачат дома.

Гораздо больше в духе классических традиций национальной автокарикатуры — произведения Джайлса. Просматривая его рисунки 15-летней или большей давности, убеждаешься, что за это время мало что изменилось, за исключением, пожалуй, длины юбок. Во всяком случае, типы остались такими же, с присущим им приземистым телосложением. Папа проводит большую часть свободного времени свернувшись калачиком на диване, в то время как дети создают вокруг него невообразимый шум. Бабушка все так же ворчит о том, как все изменилось вокруг — к худшему, конечно, — по сравнению с временами ее молодости. Тетушка Минни, эта костлявая старая дева с постоянным насморком, гнусавит в своем углу, а мама вечно занята приготовлением очередной еды или уборкой после приема пищи. Именно этим занята она как-то вечером, когда она выглядывает из окна кухни и смотрит на сарай в саду, где, как ей известно, играют ее дети. «Я так думаю, тебе надо пойти и посмотреть, чем это они там занимаются. Они там уж не знаю с каких пор все со своим «Юным химиком»», — говорит она папе, которого можно видеть через открытую дверь гостиной. Ему, по всей видимости, неохота покидать удобное кресло, и читает он в газете статью «Дети из пробирки».

Многие работы Джайлса связаны с политикой в той степени, в какой она затрагивает общественное самосознание. Но хотя он работает в газете определенной политической направленности («Санди Экспресс»), он терпимо, хотя и иронически, относится к недостаткам своих политических противников. Действительно, почти все политические карикатуристы, которые постоянно нападают на партию, стоящую у власти, питают чувство любви-ненависти по отношению к своим жертвам. Подобная традиционная терпимость, однако, уже не характерна для нового поколения карикатуристов, самым заметным из которых является Джеральд Скарф, вкладывающий в свои рисунки беспрецедентную свирепость. Его видение общественной жизни отличается бескомпромиссностью. По его собственным словам, он «пытается изгонять уродство» из политической жизни. Своими жестокими, но блестяще выполненными карикатурами на хорошо известных людей он бросает вызов «нормальному» английскому отношению к политике и политическим деятелям.

Есть ряд и других художников, которые также передают на бумаге свое собственное, сугубо личное понимание жизни. Папас (в «Гардиан»), по его собственному признанию, «все время поучает». Франклин (в «Дейли Миррор») беспокоится о том, что его талант и предоставляемая ему возможность высмеивать людей иногда делают его жестоким и толкают его к «глумлению над обществом». Мел Калман (из «Санди Тайме») полагает, что оказывается «в центре шутки, смысл которой ускользает от меня». Это ощущение проявляется в его персонаже «Резиденте», очень упрощенной, но красноречивой фигуре, который отвечает на заклинания воспринять положительное отношение к жизни («Скажите «да» жизни!» — призывает надпись) полным сомнения замечанием: «Полагаю, что я смогу выдавить из себя небольшое «пожалуй»».

Однако самыми интересными с социологической точки зрения являются, вероятно, карикатуристы,

» I think you ought to go and see what they’re up to. They’ve been in that shed for hours with Ernie’s Magic Chemistry set.»

Таковы создатели Бристоу и Клайва (оба в «Ивнинг Стандард») и саги «Жизнь на С.-З.» (которая появлялась до недавнего времени в журнале «Лиснер»). Из этих карикатур, сага нападает на изощряющихся интеллектуалов, которых обычно связывают с северо-западным районом Лондона, т.е. Хэмпстедом. Клайв, которого создали Ангус Макгилл и Поулсма, — это школьник-подросток, чьи попытки к мудрствованию постоянно пресекаются со стороны семьи.

В летние каникулы Клайв расположился на пляже, как вдруг его мать в элегантном купальном костюме подходит и спрашивает: «А где же маленькая Огаста?» В отчаянии Клайв отвечает: «Она «прочесывает» пляж. Она уже нашла 14 ракушек, 35 камешков, два транзистора, корзинку для пикников, три мяча, 17 купальных полотенец, два шезлонга, медузу…» Как раз в этот момент появляется Огаста, таща за руку очень мускулистого и недовольного работника спасательной станции. — «Смотрите, смотрите, что я нашла», — кричит она. — «И Чарльза Атласа-младшего!» — в ужасе добавляет Клайв. (Чарльз Атлас — псевдоним человека, который одно время пропагандировал широко известные курсы по культуризму).

Редж Смайт, создатель Энди Кэппа

» Between you an’ me, I think that’s why ‘e wears ‘is cap that way — ‘e can’t bear to see a woman standin’.»

Все свое время он посвящает тому, как бы не попасться на глаза своему грозному шефу Фаджу, украсть минутку и подремать, притворяясь, что занят работой, подсчитать, на каком месте он находится в смысле продвижения по службе. Сейчас перед ним около 17 человек, ожидающих своей очереди занять место главного закупщика; это означает, что он получит место лишь в 1984 г.

Среди других главных действующих лиц — самодовольный шофер, который водит «роллс-ройс» сэра Реджинальда Честера Перри, женщина-регулировщик уличной стоянки, которая терроризирует водителей во всей округе, пухлый голубь, который сидит на подоконнике и которому Бристоу рассказывает о всех своих заботах, и прелестная мисс Притти («хорошенькая»), которая регулярно приходит чистить телефоны. Другим регулярно появляющимся персонажем является Аткинс из бухгалтерии.


(1 голосовавших, оценка: 5,00 из 5)

Нашли в тексте ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Выскажите своё мнение


Другие новости

Наука и технологии

Общество